Сысоев:надо уволить 80% чиновников,а потом внедрять e-government
Toolbar

Сысоев:надо уволить 80% чиновников,а потом внедрять e-government

Сысоев:надо уволить 80% чиновников,а потом внедрять e-government

Управляющий партнер фонда AVentures Capital Евгений Сысоев об экспорте украинских айтишников и грядущем буме на рынке высоких технологий

Украина - один из крупнейших центров IT-аутсорсинга в мире. Этим гордятся украинские IT-предприниматели, это отмечают международные эксперты. На этом основывает свою программу помощи IT министр экономики Павел Шеремета.

Но, создавая абсолютно немыслимые технологии для использования в соседних государствах, украинские айтишники по-прежнему не могут найти им применение в родной стране. Большинство украинских стартапов нацелены на европейских и американских потребителей, большинство инвесторов, вкладывающих свои деньги в эти стартапы, тоже не местные. 

Так и должно быть - по крайней мере, пока что, уверен один из немногих украинских венчурных инвесторов, управляющий партнер фонда AVentures Capital Евгений Сысоев. О том, когда украинские потребители будут готовы к инновационным технологиям, а правительство - к электронным коллегам, Сысоев рассказал корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ.

О национальных рисках

- Рискуют ли инвесторы сейчас вкладываться в стартапы?

- В первом квартале однозначно был спад инвестиционной активности. Вначале была война с режимом Януковича, а теперь - с Россией. Когда идут военные действия, психологически инвесторам очень сложно вообще думать про новые проекты. Большинство игроков или заморозили инвестиции, или просто перестали приезжать в Украину. Многие сделки так и не состоялись. При этом некоторые зарубежные инвесторы, такие как Almaz Capital, продолжают инвестировать в украинские IT-проекты.

- Геополитический кризис сильно ударил по IT-отрасли страны?

- На разные сегменты кризис и повлиял по-разному. Первый сегмент - это бизнес IT-интеграторов, то есть потребление IT-продуктов внутри страны. Тут значительное падение даже в гривневом выражении, так как много крупных оффлайновых компаний начали или экономить или остановили инвестиции. Следующий сегмент - это инновационные интернет-сервисы, направленные на украинских потребителей, - включая рынок электронной коммерции, который стагнировал в гривневом выражении в первом квартале из-за желания потребителей экономить; или интернет-порталы, у которых есть большой рост аудитории, как например у интернет-СМИ, но монетизация происходит за счет рекламы - а рынок рекламы падает в долларовом выражении с начала 2014-го.

IT-аутсорсинг раньше рос на 30-40% в год. В этом году рост будет значительно меньше. Причина - повышение риска разработки в Украине в глазах зарубежных клиентов. Они предпочитают платить больше за разработку в других странах Восточной Европы, но иметь меньший риск. Пусть даже риск только предполагаемый.

Ну и наконец, последняя группа - продуктовые IT-компании. В первом квартале их доходы выросли на 50-100%. На них пока ситуация в стране вообще не сказалась. С другой стороны, увеличилась вероятность того, что часть этих компаний будет перенесена в другие страны. Именно компании из этой категории потенциально могут нарастить свою стоимость до десятков миллиардов долларов за ближайшие 5-7 лет.

О рынке стартапов

- В прошлом году ситуация была лучше, чем в этом?

- В 2013 году был значительный рост инвестиций от зарубежных инвесторов - например, Naspers активно инвестировал в электронную торговлю, международные фонды Almaz, Runa, Russia Partners - в IT проекты.

Начиная с конца 2010 года и до 2013-го, на рынке было заключено 180 сделок по венчурным инвестициям. Три года назад в год заключалось всего около трех десятков сделок. А в прошлом году рост был двукратный.

- Какой сегмент самый популярный у инвесторов?

- Когда я говорил о 180 сделках, я имел в виду только продуктовые компании - то есть все, кроме аутсорса. А продуктовые компании есть двух типов. Первый - это непосредственно софт. Но это и мобайл, и гейминг, и софт как enterprise (бизнес-ориентированный - ред.), так и consumer (ориентированный на простого потребителя - ред.), и даже некоторые элементы технологического софта, которые направлены на глобальный рынок. Таких сделок чуть больше половины.

Вторая часть - это сервисы и проекты, направленные на СНГ в общем и на Украину в частности. Например, е-коммерс - достаточно емкий рынок в Украине и за последние два года был бум инвестиций в этом направлении, начиная от инвестиции Naspers в проект Modna Kasta и Slando.ua.

- Украинский рынок IT движется в сторону глобализации?

- Самого по себе украинского рынка потребления технологий почти что нет. Более того, когда мы говорим про потребление софта, крупные корпорации ищут не новые украинские стартапы, они ищут те компании, которые уже доказали в мире свое качество (Microsoft, Oracle, SAP). Всего в Украине две крупные продуктовые компании. Которые ориентированы только на локальный рынок, или только рынок СНГ: Terrasoft и SoftServe Business Systems (независимое подразделение аутсорсинговой компании Softserve). Все успешные независимые компании, кроме этих двух - они все имеют абсолютно большую часть выручки глобальной.

- Чем украинский рынок стартапов отличается от мирового?

- Например, в Украине очень мало случаев т.н. "exits" - когда инвестор, получив все, чего хотел, продает свою долю в стартапе и выходит из состава акционеров. Это проблема инвестклимата - он не способствует тому, чтобы инвесторам было интересно не просто купить здесь бизнес и перевезти специалистов в свой офис, а купить, вложить какую-то сумму, команду расширить, на ее базе строить еще больший бизнес и так далее. На сегодня очень маленький офис в Украине и у Microsoft, и у Google. Только Samsung имеет здесь большой центр разработки

О том, когда в Украине найдутся деньги

- Как долго продлится затишье на рынке венчурных инвестиций? AVenturesCapital в апреле закрыл уже три сделки - это начало нового этапа?

- Очевидно, что в 2014 году в первом полугодии будет значительное падение как по количеству, так и по объему венчурных сделок, но вторая половина года может все вернуть на свои места.

Рынок точно не уменьшится, поскольку очень большое количество сделок отложено. Я лично знаю много инвесторов, которые уже готовы принять решения, у них структурированы сделки, но они ждут, чтобы риски хоть чуть-чуть уменьшились, а после этого уже готовы доинвестировать.

Мы ожидаем реальный бум инвестиций в украинские IT проекты в конце 2014 - начале 2015, где то через 3-9 месяцев после президентских выборов и устаканивания ситуации в регионе.

- В Украине пока нет фондов, готовых инвестировать в стартапы в раунде В (инвестиции в готовую успешную компанию, обычно - $3-5 млн). Сколько времени нужно, чтобы они появились?

- На самом деле, предпоследняя сделка AVentures - фонд вложил $3,25 млн в компанию StarWind - это типичный раунд В. Но лид-инвестор там действительно не украинский - это Almaz Capital, фонд с российским менеджментом и деньгами американских и европейских компаний, таких как Cisco Systems и ЕБРР.

Проблема в том, что, чтобы состоялся раунд В, стартап должен достичь каких-то показателей успешности: увеличение количества сотрудников, наличие большого количества клиентов по всему миру и т.д. То есть, компания должна доказать, что она может захватывать мир своим продуктом, решением и маркетинговой стратегией. Таких пока немного.

Кроме того, чтобы фонд мог вложить $3-5 млн в одну сделку, его капитал должен составлять не меньше $50-100 млн. Когда такие фонды появятся в Украине? Очевидно, что не в 2014 году. Хорошей новостью стало создание польского частно-государственного фонда с капиталом $100 млн, мандат которого подразумевает заключение сделок только на территории Украины. Наличие подобного капитала как раз и позволит заключать сделки раунда В и даже на т.н. "grow stage" (более $5 млн - ред.).

Пока же даже в раунд А инвестирует всего несколько украинских компаний: мы, TA Ventures и Vostok Ventures.

О госрегулировании

- Что может сделать государство, чтобы привлечь больше фондов с большим капиталом?

- Чтобы привлечь инвесторов, необходимо сделать вещи, которые находятся вообще вне контекста IT. А именно: чтобы работала судебная система, чтобы работала защита прав интеллектуальной собственности, чтобы в Украине было то, что называется "easiness of doing business" (легкость ведения бизнеса - ред.). Необходимо также облегчить регистрирование прихода иностранной валюты в Украину.

Хорошо, что у нас отменили необходимость печатей. Потому что бывали случаи, когда ты приезжаешь подписывать контракт с какой-то американской компанией, и говоришь, что для того, чтобы нам принять деньги, нужна ваша печать, а у них печати нет в природе.

- Есть ли шанс осуществить эти реформы в кратчайший период?

- При наличии политической воли у одного или нескольких первых лиц Украины, можно максимум за один год провести комплексную программу по стимулированию развития инноваций, в том числе IT, и задать экспоненциальный рост IT сектора. За пять лет IT-сектор может вырасти в пять и более раз, и стать сектором №1 по вкладу в экспортную позицию и в ВВП.

О лоббировании и взятках

- Есть ли в Украине лобби, готовое доносить до правительства эти мысли и решать не свои личные проблемы, а проблемы всей отрасли?

- Если говорить про IT-сектор, то есть достаточно значительный его сегмент, который очень хорошо организован. Пример - Ассоциация IT Украины. У них есть программы, законопроекты по реформированию отрасли, реформированию образования. Понятно, что не все их законопроекты приняты, но они над этим работают. Внутри этого есть еще и инициативы отдельных игроков, как например фонд Brain Basket.

В принципе, программа действий по реформированию и развитию отрасли была еще года 2-3 назад. Но тогда не было достаточной политической воли, чтобы ею заниматься. Сейчас мы сделали некий координационный комитет - национальный проект "Инновационная Украина". И мы системно работаем над решением вопросов, в том числе доносим до политиков необходимость обратить внимание на ту или иную проблему. Например, до недавней встречи с представителями IT, Юлия Тимошенко не знала, насколько остро стоит вопрос внедрения 3G.

- Раньше многие вопросы лоббирования решались банальной взяткой, как с этим обстоят дела сейчас?

- Ну, я не согласен, что такой метод часто использовался в IT. В IT коррупции нет, и никогда не было. Эта отрасль имеет несколько характерных особенностей: у нас хоть и многомиллиардный бизнес, но на рынке очень большое количество компаний и ни одна из них не владеет значительной частью доходов от всего сегмента, и у нас более дружелюбное отношение друг к другу. Как следствие - существует тесная кооперация между собой.

О правительстве - электронном и не очень

- Нужен ли сейчас Украине проект по внедрению электронного правительства?

- Однозначно нужен. Только начать нужно не с приглашения IT-консультантов, а с реформирования самого правительства. Нельзя и не нужно автоматизировать хаос и всю эту бюрократическую систему принятия решения и всевозможных странных внутриведомственных и межведомственных согласований. Грубо говоря, вначале нужно уволить 50-80% всех чиновников в министерствах, какие-то комитеты или органы вообще закрыть - как это делали в Грузии. И только после этого внедрять электронное правительство.

- Устранит ли электронное правительство коррупцию в органах власти?

- Для значительного снижения коррупции недостаточно просто внедрить IT-инструменты в правительство - при текущем государственном устройстве и системе это не приведет к изменениям. Устранение большинства коррупционных элементов требует политической воли, принятия законопроектов (как, например, новый закон про государственные закупки), реальных посадок тех чиновников, которых "поймают за руку" и люстрации всех чиновников, которые кормились при Януковиче.

Электронное правительство - это, прежде всего, инструмент для повышения эффективности и отслеживания возможных коррупционных схем для правительства, которое решило больше не воровать.

- Нужно ли при внедрении е-правительства пользоваться предложениями от команд стартаперов?

- Для решения проблемы нужны не стартапы и не онлайн-хакатоны. Какие-то инициативы участников таких мероприятий могут повлиять на процесс, но очень незначительно. Тут не надо придумывать велосипед, а, как я говорил ранее, транслировать политическую волю.

Об инвестициях AVenturesCapital

- Сколько времени пройдет до выхода AVentures из одного из проектов, с которым были заключены сделки в апреле?

- Может быть, это случится и завтра. Есть очень много примеров, когда IT-компании основывались, и продажа состоялась через три месяца, скажем, после основания. В портфеле нашего венчурного фонда сейчас 5 проектов. К двум из этих компаний уже в прошлом году уже приходили с предложениями о продаже бизнеса - пока не буду говорить, к каким именно. В обеих компаниях мы являемся миноритарными акционерами и не принимаем решения о продаже. Основатели решили, что они не хотят рано продаваться, или их цена не устроила, и они дальше сейчас развиваются.

Может случиться и так, что фонд AVentures продаст всю свою долю, но путем того, что компания на 100% будет продана какой-то западной корпорации. Причем это возможно даже в этом году, несмотря на происходящее.

- Одна из последних ваших инвестиций - компания AugmentedPixels, которая разрабатывает проекты в рамках технологии "дополненной реальности". Вы полагаете, что в Украине эта сфера имеет перспективы?

- 100% клиентов Augmented Pixels не то что не из Украины, но даже не из стран СНГ. Я ожидаю, что в ближайшие три года все развитие этой нашей компании будет происходить в рамках клиентов из США и Западной Европы.

А что касается Украины - то наши потребители, в отличие от тех же американцев, не сразу адаптируются к новым технологиям. Сейчас украинцам просто не нужны инновационные технологические решения.

Об ориентирах

- Когда украинские потребители привыкнут к быстрой смене технологий?

- Давайте не забывать, что Украина на данный момент - аграрная страна, и из всего населения больше трети живет в селах. IT-шников у нас всего лишь 100 000 человек. И они по большому счету живут "за рубежом", находясь в Украине: общаются с представителями других стран, читают новости на английском, часто ездят за границу, мыслят категориями более развитых технически обществ.

60% украинцев никогда не были вообще за рубежом. Такими темпами тип мышления мы быстро не поменяем - это потребует десятков лет.

К тому же у нас очень маленький рынок, у нас низкий ВВП на душу населения. Если ты продвигаешь свой продукт только на украинском рынке - тебе нужно гораздо больше денег и усилий, чем для того, чтобы продвинуть его на зарубежных рынках. И это не поменяется в ближайшие 5 лет. Мы должны так это стимулировать, так строить экосистему, чтобы в принципе, люди могли сесть в самолет, отправиться, скажем в Штаты, получали там пять первых клиентов, подписывали с ними контракты, а потом уже выходили на СНГ. Если брать инновационные продукты - то тут однозначная рекомендация - не думать, как захватить Украину, а сразу думать, как получить первых клиентов в США.

- На какие страны нам нужно ориентироваться в развитии IT?

- Израиль. Много общих черт: маленький основной рынок, при большом количестве инженеров, избыток программистов, которые должны в этом случае работать на глобальные рынки. Украина сейчас уже хорошая аутсорсинговая компания для мира, но у нас нет ни одной продуктовой компании на миллиард долларов. У нас нет практически никаких исследований по вопросам на стыке софта и железа, так же как нет достижений и сугубо по железу. Была большая научная база, но мы ее растеряли. 

Никита Кузнецов

Источник: http://biz.liga.net/all/it/intervyu/2734175-sysoev-seychas-ukraintsam-ne-nuzhny-innovatsionnye-tekhnologii.htm

Контакты

Режим работы: с 09:00- 20:00

  • Телефон
    +380 44 2211110
    +380 44 2211120
    +380 44 2211130
  • E-mail
    cs@bmg.ua
  • Адресс
    04071 Украина, г.Киев, ул.Спасская, 5
Обратный звонок

Немного о нас

BMG Ukraine – Торговая марка, которая объединяет специалистов в сферах аудита, права, консалтинга, маркетинга с целью комплексного обслуживания предприятий на территории Украины...Подробней

КАРТА САЙТА

Мы в соцсетях

 

 

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

БМГ Украина | Создание сопровождение бизнеса в Украине

Подписаться на новости

Имя
Телефон